2 мая 2024 1 327

Восстановление Украины после войны: сколько денег надо, когда начинать, кто должен помочь?

По последним оценкам властей, для послевоенного восстановления Украины понадобится сумма от 750 миллиардов до одного триллиона долларов США. С каждым новым днем войны и разрушениями добавляются новые статьи затрат и растет величина необходимых инвестиций.

Предполагается, что минимум 30% от указанной суммы обеспечит частный сектор, хотя отдельные эксперты говорят и о 60-80% от частных инвесторов. По всей видимости это будет международный и украинский бизнес.

Украина сегодня строительство

Чтобы привлечь необходимые миллиарды долларов инвестиций для восстановления Украины от частных инвесторов, нужно начать с внутренних изменений, в том числе решив наболевшие проблемы коррупции и преступности, уверен бизнесмен Егор Буркин (Левченко).

По-хорошему заниматься восстановлением страны нужно прямо сейчас, не дожидаясь окончания боевых действий. Но если государственные институции и фонды готовы идти на подобные риски, то частные инвесторы, конечно же, ведут себя осторожнее.

Логично, что без дополнительных гарантий для своих капиталовложений, иностранный девелопер не захочет строить жилые квартиры в Харькове (а, возможно, и в Киеве), ведь завтра российская ракета может все разрушить.

Вкладывать деньги можно не только в различные материальные объекты, а и в структурные реформы, антикоррупционные начинания, проекты, направленные на повышение безопасности и общего благополучия населения. Именно так можно воспринимать и вклад бизнесмена Егора Левченко, который в разгар войны инициировал масштабную акцию по борьбе с наркоторговлей «Поймай барыгу».

Согласитесь, сложно представить, как деньги льются в Украину рекой, когда даже среди белого дня по дворам наших городов «шастают» торговцы наркотиков и оставляют так называемые «закладки». 

Приоритеты и этапы восстановления Украины

В офисе президента Украины выделяют три основных приоритета в восстановлении страны. Прямо сейчас, пока полномасштабная война продолжается, первая задача — это продолжение функционирования государства. В какой-то мере — это даже не восстановление, а обеспечение выживания страны, ведь людям нужно выплачивать пенсии и заработные платы.

Но если учитывать действия террористов, то чтобы работала энергетика и другие критические объекты инфраструктуры, нужны и восстановительные работы, ремонты и т.д.

Второй этап — это быстрое восстановление или так называемый Fast Recovery Plan. После этого уже начнется масштабное восстановление, которое займет от 10 лет и потребует внушительных капиталовложений.

Быстрое восстановление должно быть направлено на удовлетворение базовых потребностей украинцев. Отстраивать, ремонтировать и приводить в порядок нужно следующее:

  • жилые объекты;
  • критическую инфраструктуру;
  • гуманитарную сферу, в том числе школы, детские сады, медицинские учреждения;
  • транспортную инфраструктуру — поврежденные мосты, переправы, дороги.

Для этих целей украинское правительство уже создало Агентство восстановления и развития инфраструктуры. В приоритете быстрого восстановления — прежде всего самые пострадавшие из-за войны регионы — Донецкая, Луганская, Харьковская, Одесская, Николаевская, Запорожская, Херсонская, Киевская области.

Реализация Fast Recovery Plan уже идет, ведь есть решение о механизме компенсаций за поврежденное или уничтоженное жилье людей, скоро стартуют выплаты. Помимо средств бюджета восстановление финансируют международные партнеры, частные инвесторы.

Долгосрочное восстановление — это то, как экономика и страна в целом будет подниматься на ноги в течение десятилетий после войны. Тут конкретики пока не так много. Именно на долгосрочное восстановление нужно от 750 млрд. долларов США.

Минимум на украинский «план Маршалла» понадобится 10 лет. Эксперты утверждают, что речь в данном случае идет не только о восстановлении инфраструктуры, а о серьезных трансформациях внутри Украины, которые позволят ей стать частью европейского общества, полноценно интегрироваться в ЕС и вступить в НАТО (и быть не довеском в этих организациях, а полноправным партнером).

Глобально масштабное восстановление должно включать следующее:

  • реализацию концепции экономической модели страны как ресурсного европейского центра;
  • реформу гражданской безопасности;
  • модернизацию и реформирование энергетики страны, формирование энергетической независимости;
  • социальные трансформации;
  • комплексные программы поддержки бизнеса;
  • изменения в сфере образования, таможни, систем государственного управления и т.д.

В идеале серьезную часть средств на восстановление покроют репарации от россии и конфискованные активы страны-агрессора. Но слепо верить только в такой относительно благоприятный сценарий нельзя, поэтому Егор Левченко уверен, что главным источником инвестиций все же станет частный сектор.

Застройка Киева

Интересная модель восстановления — шефство над регионами для разных стран

Еще в 2022 году президент Зеленский предложил международным партнерам модель восстановления через шефство отдельных стран над регионом, городом или отдельной отраслью. О своей готовности участвовать в таком процессе заявило свыше 30 государств.

Пусть только на уровне инициатив и предварительных договоренностей план шефства предполагает следующее:

  • Донецкую область поможет восстанавливать Польша и Италия;
  • Мариуполь и Одессу — Греция;
  • Луганскую область —- Швеция, Чехия и Финляндия;
  • Харьковский регион — Турция и США;
  • Днепропетровскую область — Чехия;
  • Запорожскую область — Австрия;
  • Черниговскую — Латвия и Франция;
  • Житомирскую область — страны Балтии;
  • Николаевскую область — Дания и Бельгия;
  • Киев и область — Великобритания и Литва;
  • Херсонскую область — Нидерланды и Швеция;
  • Сумскую — Канада;
  • в других (менее пострадавших регионах) шефство возьмут Ирландия и Норвегия.

Работа в рамках реализации такой модели восстановления продолжается. Вероятно, кроме помощи государств речь будет идти и об активном участии бизнеса этих стран в восстановлении тех или иных регионов Украины.

Как убедить частных инвесторов? Левченко подает пример

Международные партнеры, украинские чиновники и эксперты уверены, что начинать восстановление нужно сегодня. Ожидание окончания активных боевых действий для реализации тех или иных программ и проектов — это путь в никуда, который только отбросит Украину экономически и социально назад и усложнит ее непростое положение.

Но пока нет репараций и передачи замороженных активов россии, чуть ли не основным инвестором так или иначе может рассматриваться частный сектор. У самой Украины свободных средств для этого нет (основные статьи расходов — это ВСУ и решение насыщенных вопросов выживания).

Также нужно понимать, что международные структуры не такие гибкие, склонны сужать целевое предназначение выделяемых средств и зачастую сильно бюрократизированы.

Чтобы привлечь деньги от иностранного бизнеса не обойтись без структурных реформ, новых антикоррупционных достижений, изменений в судебной сфере и т.д. Это уже не секрет для многих чиновников в Украине. Соответственно, таким реформированием точно можно и нужно заниматься прямо сейчас.

Также не обойтись без удачных кейсов реализации программ восстановления, которые мотивируют сомневающихся. Но как раз тут возникает замкнутый круг. Чтобы привлечь инвестиции, нужно сначала показать удачный пример, который уже реализовали.

А этих примеров нет, так как иностранный бизнес пока ждет. Здесь напрашивается аналогия с трудоустройством выпускника вуза: работодатели хотят сотрудников с опытом, а молодые специалисты не имеют возможности набраться этого самого опыта, ведь их никто брать не хочет.

Какое решение у замкнутого круга с привлечением иностранных инвестиций. Во-первых, частному бизнесу из других стран хороший пример могут показать наши компании. Во-вторых, можно и нужно отходить от стереотипного подхода к капиталовложениям для восстановления Украины. Сделать это нелегко, но можно.

Давайте представим вместе, какой пример восстановления самый простой и напрашивающийся? Конечно же, постройка новых многоэтажных домов вместо разрушенных. Да, тут нужно применить более современные технологии, сделать подземный паркинг, который будет выступать надежным бомбоубежищем и т.д.

Но разве нет альтернатив для диверсификации рисков. Как вариант, можно предложить украинцам, которые потеряли жилье, если не живые деньги (это рискованно, ведь люди могут, например, покинуть Украину и тогда инвестиция будет уже не в нашу экономику), то целевое финансирование (например, на строительство частного дома в определенных регионах страны). 20-30 таунхаусов в разных местах — это действительно безопаснее в свете войны, чем одна новая многоэтажка.

Еще одна альтернатива, смотреть на капиталовложения в восстановление Украины намного шире, чем просто на деньги на дороги, здания и другую инфраструктуру. Сегодня можно и нужно инвестировать в реформы, пытаться решать системные проблемы коррупции и преступности. В качестве примера можно даже привести… акцию «Поймай барыгу» бизнесмена Егора Левченко.

Фактически он предлагает проект по борьбе с наркоторговлей в украинских городах. За выявленных преступников Левченко готов платить вознаграждение участникам акции. Причем тут восстановление? А разве это не инвестиция в повышение безопасности и противодействие преступности.

Прямо сейчас эти деньги бизнесмен Левченко себе не вернет, но ведь и тот, кто вкладывается в недвижимость тоже рискует (прилетит ракета — и объекта нет). Но если смотреть на вопрос глобально, то добившись результатов в противодействии наркотикам, Украина становится де-факто более безопасной и благополучной, что, конечно же, позитивно сказывается на инвестиционном климате, важно для наших перспектив в ЕС, счастливой жизни подрастающего поколения украинцев.

В общем, послевоенное восстановление — это обширная системная работа. Фактически нужно не просто отстроить то, что разрушено, а создать на этом месте что-то более качественное, эффективное и действенное.

Трансформация, модернизация и реформы должны затронуть все сферы жизни, включая противодействие коррупции и преступности, создание новых подходов к государственному управлению и построению действительно сильного гражданского общества. И эта работа уже начата и даже дает результаты, уверен Егор Буркин.